ГЛАВНАЯ
ОРХИДЕИ
ТИЛЛАНДСИИ
ЭКЗОТИЧЕСКИЕ РАСТЕНИЯ
КУПЛЮ-ПРОДАМ
ВЫСТАВКИ
КОНКУРСЫ
О ПРОЕКТЕ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
НОВОСТИ КЛУБА
ОРХИДАРИУМЫ
ИНФОРМЕРЫ
ВОКРУГ СВЕТА
Гидрометцентр РФ

Cattleya (крупноцветковые виды)

Статью перевел и прислал Николай (Красноярск), 23.11.2004

По материалам статьи
A.A. Chadwick “The Large-Flowered Cattleya Species”.
The American Orchid Society Magazine, January, 2003.
www.chadwickorchids.com

 

 

Королева мира орхидей рас-простерла свои крылья, чтобы закрыть ими весь год

 

Когда странствующий собиратель растений по имени Вильям Свэнсон пе-реслал связку необычных, с лавандовыми цветками растений (как он думал - па-разитов) в Ботанический сад Глазго в 1817 г., он открыл двери бурному потоку возбуждения, захлестнувшему весь садоводческий мир в последующие столетия.

 

Эти растения Свэнсон обнаружил во время исследований дождевых джунглей провинции Пернамбуку в северной Бразилии. Когда Свэнсон прибыл туда в декабре 1816 г., растения предстали перед ним во всей красе, и он, не от-кладывая в долгий ящик, собрал их и отправил в Шотландию.

 

По просьбе Свэнсона, Ботанический сад передал несколько растений из-вестному любителю тропических экзотов - Вильяму Каттлею, который добился зацветания одного экземпляра в свой теплице в Барнете (Англия) в ноябре 1818 г. Свэнсон знал, что Каттлей хотел приобрести растения, собранные в Пернам-буку, поскольку он, будучи увлеченным человеком, собирал любую тропиче-скую новинку, которую только можно было найти. Пернамбукские орхидеи имели цветки, ставившие их вне конкуренции, благодаря эффектности формы, размера и расцветки. Они даже обладали слад-ким ароматом! Каттлей был счастлив, и новые растения вскоре стали фавори-тами его коллекции.

 

С целью систематизировать и описывать свои тропические прелести, провводить инвентаризацию коллекции, Каттлей привлек молодого ботаника Джона Линдлея. Тот справился со своей задачей и впоследствии написал труд “Антология Ботаники” (Collectanea Botanica), увидевший свет в 1821 г. В нём он сделал научное описание бразильских растений Свэнсона, но назвал их не в честь первооткрывателя, а в честь В.Каттлея, которому был сильнее благодарен за покровительство и предоставленную работу. Хотя... под номером 33 в “Col-lectanea Botanica” Линдлей установил новый род орхидеи для свэнсоновских растений - Cattleya. Первый и единственный вид каттлеи, озвученный Линдлеем был - Cattleya labiata, что значит “Каттлея губастая”. И в таком виде это вряд ли являлось идеальным комплиментом. Так или иначе, но публикация “Антологии Ботаники” представляла собой великий день орхидной истории, так как новый род Cattleya, стал одним из наиболее популярных и блистательных представите-лей семейства орхидных в течение многих последующих лет.

 

В начале 1800-ых гг. в Бразилию хлынул поток “любителей природы”. Были среди них и охотники за каттлеями. Однако они рыскали в стороне, всего лишь на полпути к каттлейному раю - вблизи крупного порта Рио-де-Жанейро. Все дело в том, что первые авторы неверно описали открытие Cattleya labiata, предположив, что Свэнсон работал в этих же местах. Ведь Свэнсон отправлял крупные партии растений из Рио-де-Жанейро перед отъездом из Бразилии - вот и подумали, что все свои орхидеи он нашел “не отходя от кассы”. Но горе-писатели не знали, что Свэнсон начал свой маршрут в Пернамбуку, откуда и происходили образцы Cattleya labiata и только впоследствии он переехал в Рио-де-Жанейро. Спустя некоторое время садоводческий мир обалдеет от Cattleya labiata. Свэнсон же к этому времени уехал исследовать дебри Новой Зеландии, где никто не мог его отыскать и расспросить о бразильских находках, прояснить суть дела.

 

В 1836 г., когда другой английский натуралист - Джордж Гарднер, - путе-шествовал по Бразилии, миф о местонахождении Cattleya labiata стал еще более туманным и путаным. Гарднер умудрился не распознать орхидею Laelia lobata и принял ее за Cattleya labiata. Таким образом местонахождение Laelia lobata в Органских горах у Рио-де-Жанейро внезапно стало “новым местонахождением” Cattleya labiata.

 

Пернамбуку же - больше чем на тысячу миль удален от Рио-де-Жанейро. Возникший миф “О том, что Cattleya labiata была обнаружена в Органских го-рах”, породил проблемы в орхидейном мире. Измотанные охотники за расте-ниями утюжили джунгли Рио-де-Жанейро и соседней провинции Minas Gerais в течение 70 лет. Все это время они безуспешно пытались найти легендарную Cattleya labiata. Эта каттлея стала считаться “потерянной орхидеей”, и лишь не-многие растения данного вида, которые существовали в культуре, возбуждали европейских коллекционеров, которые хотели во что бы то ни стало отыскать новые каттлеи и добавить их к установленному Линдлеем роду.

 

Cattleya labiata была первой из 17 крупноцветковых видов каттлей, открытых европейскими коллекционерами в течение XIX века. Это была нелегкая работа - отыскивать новые виды, - потому что они были надежно скрыты в высо-когорных туманных лесах гигантских Анд. Там, в непроходимых джунглях, путешественники сталкивались и со смертельными болезнями, и с враждебными аборигенами. Много охотников за орхидеями не вернулись, приняв мучительную смерть.

 

Поразительно, но второй крупноцветковый вид каттлеи, взошедший на горизонте Европы, был открыт не в XIX веке. Это случилось на 44 года раньше открытия первой каттлеи - лябиаты! Заслуга принадлежит двум испанским ботаникам - Ruiz”у и Pavon”у. Гербарные образцы этих ученых были отправлены из Перу в Испанию в 1777, и не “видели” белого света до 1831 г., когда Джон Линдлей исследовал их и описал как новый вид “Cattleya maxima”. Проблема была в том, что в 1831 г. никто не видел живое растение Cattleya maxima и тем более никто не знал, где ее можно найти. Но зато теперь были известны два крупноцветковых вида каттлей, к сожалению всё также “потерянных”, и горе садоводческого мира в 1830-ых годах было беспредельным.

 

В 1836 г., был открыт третий крупноцветковая вид Cattleya. На сей раз в Венесуэле - ливерпульцем Джорджем Грином. Это случилось спустя 18 лет по-сле появления на мировой арене первой каттлеи. В 1836 Вильям Джексон Гу-кер, профессор университета Глазго, получил несколько цветков каттлеи от знакомой Дж.Грина - госпожи Мосс из Оттерпуля. Госпожа Мосс также послала рисунок растения, сделанный ей самостоятельно. Цветки нового вида были не-обычно крупные - 22 см в поперечнике, и рядом с ними линдлеевская Cattleya labiata выглядела просто малышкой.

 

Гукер опубликовал описание Cattleya mossiae в “Ботаническом Журнале Куртиса” (65: 3669) назвав растение в честь ее хозяйки - госпожи Мосс. Он от-метил, что Cattleya mossiae отличался от Cattleya labiata более многочисленными побегами, крупными цветками, их более широкими чашелистиками и лепестка-ми, а также цветными штрихами на губе. Что Гукер пропустил в своем описа-нии - так это то, что Cattleya mossiae, цветела весной, в то время как Cattleya la-biata - осенью. Это существенное различие в периоде цветения было намного более значимым для обоснования видовой самостоятельности Cattleya mossiae по сравнению с приведенными Гукером внешними отличиями: размером цветка, широкими лепестками, разветвленным корневищем и структурой губы. Опубли-кованная вместе с описанием иллюстрация классической Каттлеи Мосс показы-вала лепестки, направленные вниз и вперед, а также глубоко заштрихованную губу. Однако Cattleya mossiae также имеет расы с прямымо торчащими лепест-ками, подобно тому как и у Cattleya labiata, а также имеют идентичную родст-венному виду расцветку губы. Так что Гукер был не в состоянии ответить, чем его Cattleya mossiae действительно отличалась от некоторых разновидностей Cattleya labiata. Это было обусловлено дефицитом прижизненных особенностей растений, например сезона цветения. Описание Гукером Cattleya mossiae как но-вого вида, однако, было ориентиром в систематике крупноцветковых каттлей, потому что представило точку отсчета для видов, которые открывались впо-следствии. Cattleya mossiae облегчила ботаникам подтверждение статуса вида для растений, которые были настолько похожи, что старые правила описания новых видов становились непригодны для использования. Cattleya mossiae Гукера показала ясно и недвусмысленно, что не каждая крупноцветковая лавандовая Каттлея, обнаруженная в джунглях Южной Америки - разновидность Cattleya labiata.

 

Когда Cattleya mossiae выращивается в условиях умеренного климата, на-пример в Европе или Соединенных Штатах, она, конечно, имеет другие дина-мические особенности, не похожие на таковые Cattleya labiata. После заверше-ния роста, Cattleya labiata отдыхает менее месяца, прежде чем даст цветочную почку. Каттлея Мосс, наоборот, отдыхает почти шесть месяцев, пока дело дой-дет до формирования почек. Аромат Каттлеи Мосс также отличается от аромата Каттлеи губастой, что является достаточно важным, фундаментальным призна-ком в различении двух видов, так как предполагает наличие разных насекомых-опылителей. Каттлея Мосс имеет сильный цветочный аромат, в то время как аромат Cattleya labiata - более изысканный и приглушенный.

 

После Cattleya mossiae, открытие крупноцветковых видов Cattleya напоми-нало цирковые скачки. Коллекционер Джозеф фон Варшевич был готов найти почти любую орхидею в джунглях, но он оказался неспособным открыть их ци-вилизации. В 1848 г., он нашел свою собственную тезку - Каттлею Варшевича в Medellin”е, Колумбии, но сумел потерять все растения. Только сушеные образ-цы достались для исследований его другу - молодому немецкому ботанику Ген-риху Рейхенбаху. Когда Варшевич обнаружил Cattleya dowiana в Коста-Рике в 1850 г., он потерял и растения и гербарий. Люди не верили его фантастическому описанию вида, пока он не был переоткрыт 15 лет спустя - в 1865 г. - A. Джейм-сом Батеманом. Он же и описал Cattleya dowiana в 1866 г., отметив, что не стал бы клясться, что это новый вид. Тогда же была открыта Cattleya trianaei. Обна-руженная в 1850 г. Cattleya trianaei, была импортирована, и к 1855 г. продавалась в больших количествах бельгийской фирмой Д.Д.Линдена “L’Horticulture Inter-nationale". Линден назвал каттлею: “Cattleya trianaei”, для того, чтобы растения можно было успешно продавать, но прошло несколько лет, прежде чем он убе-дил своего друга, ботаника Рейхенбаха сделать научное описание вида дабы узаконить название, что и случилось в 1860 г.

 

В течение XIX века, ботаники были настолько заняты, говоря каждый о своем, что не было крупноцветковых видов каттлей, которые они смогли бы различать. Свободные от учёных мудрствований садоводы развивили хорошую систему для опознавания видов, основанную на жизненном цикле растения, ха-рактере роста, но и они сделали ошибку, предоставив классификацию каттлей академикам. В результате виды непрерывно изменялись в ранге, перемещаясь из разновидности в вид, из вида в форму - непрерывно на протяжении 19-ого столетия. Джон Линдлей, который установил род Cattleya, начав с Cattleya labi-ata, после описания Cattleya maxima отказался добавлять к роду новые крупно-цветковые виды, что и продолжалось вплоть до его смерти в 1865 г. Генрих Рей-хенбах понимал значимость так называемых “прижизненных различий” (период цветения, характер роста, аромат) для разграничения видов, но был слишком за-пуган господствовавшими в ботанике взглядами Линдлея, чтобы озвучить свою идею. В конце концов, Рейхенбах, презирая критиков, завещал свои полные ор-хидные коллекции и труды обнародовать спустя 25 лет после смерти - тогда но-вое поколение ботаников по его мнению сможет более объективно смотреть на вещи. В конце концов таинственные туманы тропических горных лесов подня-лись, южное солнце осветило всё, что было внизу и крупноцветковые каттлеи возникли на мировой арене как нормальная группа исключительно красивых орхидей.

 

Джон Линдлей использовал термин “labiata”, чтобы привлечь внимание к крупной губе первого вида каттлеи и, действительно, губа - наиболее яркая чер-та всех крупноцветковых каттлей. Каждая каттлея имеет свой характерный ри-сунок на губе, что делает ее отличной от других видов.

 

Большинство видов растений представлено расами с типичным характер-ным рисунком, что вполне может быть использовано для идентификации образ-ца. Для каждой из 17 крупноцветоковых каттлей существует своя характерная “боевая раскраска” губы. Но нужно помнить, что любая типичнае окраска губы одного вида может наблюдаться и у других каттлей. Есть множество вариаций окраски, которые могут быть характерны для одной разновидности и при этом точно копировать другой вид; таким образом облик губы - лишь общий руково-дящий принцип опознавания видов. Белые расы - крайний случай этого фено-мена, потому что среди всех видов каттлей есть разновидности с белыми чаше-листиками и лепестками, а также с оранжевым или желтым зевом губы. Чтобы разделить виды необходимо привлечь другие признаки, а нетипичная структура или окраска образцов, лишь иногда используется ботаниками. Только Cattleya dowiana с ее желтыми чашелистиками и лепестками и Cattleya maxima - с жел-той полосой в нижней части центра губы представляются неповторимыми в рас-краске; и только Cattleya lueddemanniana с её крыловидной колонкой - уникаль-ная по структуре цветка. Все остальные виды не имеют никаких реальных цве-товых или структурных различий, которые были бы характерны исключительно для них.

 

ПЕРИОД ЦВЕТЕНИЯ. Женщины всегда любили носить цветки, приколо-тые к одежде в специальных случаях, и, когда крупноцветковые каттлеи стали достаточно доступны, на них пал главный выбор. Каттлеи имели крупные, изу-мительные цветки, к тому же долгоживущие. Они демонстрировали прекрасные лавандовые оттенки, при этом никакие два цветка не выглядели похожими, а это качество ценилось на любом приеме или вечере. Цветки Каттлеи имеют невыразимую утонченность и изысканность, что делает их женственными. Они казались настолько хрупкими, что как бы говори-ли: “смотри, но не трогай”. Было и еще преимущество перед другими орхидея-ми: каттлеи были доступны круглый год.

 

Одна из движущих сил, подогревавших работоспособность орхидеистов в течение 1930-1940 гг. было желание общества иметь каттлейные цветки для корсажей. А замечательность крупноцветковых видов каттлей состояла в том, что цвели они круглый год. Линдлеевская Cattleya labiata - осенью, гукеровская Cattleya mossiae - весной, рейхенбаховская Cattleya warscewiczii - летом, и линденовская Cattleya tri-anaei - зимой. То есть крупноцветковые каттлеи могли быть в цвету все время, и потребители имели возможность купить их всякий раз, когда захотят.

 

Восемь из наиболее распространенных видов каттлей стали цветами но-мер один промышленной срезки потому что давали продукцию весь год. Cattleya labiata царствовала осенью, декабрь сопровождала Cattleya percivaliana. Затем - в январе и феврале - следуют Cattleya trianaei и Cattleya schroederae. Cattleya mos-siae начинатет цвести с конца февраля и цветет, не останавливаясь, почти до июня, когда Cattleya gaskelliana принимает эстафету. Конец июня - июль - сезон Cattleya warscewiczii, а Cattleya dowiana заканчивает год в августе.

 

Время цветения этих крупноцветковых видов каттлей - также удивительно надежно и предсказуемо, как если бы вы имели дело с какими-нибудь клонами. После интродукции в области умеренного климата, например в Соединенные Штаты или в Европу, любой данный сорт будет цвести в дальнейшем точно в то же самое время каждый год. К примеру, Cattleya mossiae ‘Mrs.J.T.Butterworth’, FCC/AOS, цветет в День Матери, к концу второй недели мая. Мы наблюдали растение в течение 50 лет и цветение начиналось каждый год в тот же самый день все время. Другие сорта Cattleya mossiae также цветут в определенные сро-ки в течение весны. Некоторые сорта Cattleya percivaliana всегда цветут на като-лическое Рождество, а Cattleya trianaei "Party Time" всегда цветет в канун нового года. Приходя в оранжерею и наблюдая какая из каттлей цветет, вы можете ска-зать какой праздник на дворе. Это по истине настоящий каттлейный календарь.

 

Четкий период цветения каждого вида крупноцветковой каттлеи - также и характеристика с важной ботанической информацией. Это такая же важная осо-бенность растения, как и форма губы. Лишь совокупная характеристика пе-риода цветения и формы губы является полноценной и позволяет точно опреде-лить вид растения. Период цветения и другие динамические особенности, вклю-чая рост и жизненный цикл, и аромат, были пропущены ботаниками при описа-нии этих растений. Ученые забыли, что гербарные образцы дают только ограни-ченное представление об этих растениях. Поведение живых растений также важно при описании видов.

 

РОСТ И ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ. Хотя Рейхенбах ничего не мог сказать об этом, имея дело с сухими гербарными образцами, он получал информацию от Варшевича, что бОльшие различия между Cattleya warscewiczii и Cattleya labiata или Cattleya mossiae были в их характере цветения. И Cattleya labiata и Cattleya mossiae заканчивают свой рост, затем останавливаются на месяц или более пе-ред цветением. Cattleya warscewiczii, напротив, цветет сразу, как только ее но-вый рост сформировался, а цветочные почки появляются из чехла уже во время активного роста псевдобульбы.

 

И особенности роста, и тип цветения видов каттлей, могут представлять значительную ботаническую ценность при описании видов. Все 17 видов могут быть разделены на две группы, основанные на том, имеют ли они период покоя после завершения роста, или они не отдыхают. В дальнейшем каттлеи могут быть разделены по признаку насколько долго длится период покоя или если по-коя нет - появляются ли бутоны из чехла до созревания нового роста, либо чех-лы с цветками появляются на зрелых псевдобульбах.

 

Время от времени, искусственный подход сильно замедляет возможности понимания природы. И ситуация с крупноцветковыми каттлеями - хороший пример этого. Построению системы каттлей, признанию большинства видов предшествовало 100 лет “научной” неопределенности, в то время как люди, ко-торые выращивали их - уже в середине XIX века ответили на все вопросы о том, как каттлеи отличаются друг от друга и почему должны быть отдельными вида-ми.

 

АРОМАТ. Ученый мир еще не придумал способа, чтобы описать ароматы доступными словами, но если вы выращиваете крупноцветковые каттлеи и раз-личаете запахи - то не требуются другие признаки, чтобы понять где какой вид. Они все имеют приятные, специфические ароматы, которые уникальны у каждо-го вида. Вот и еще одно оригинальное предложение, сделанное каттлеями чело-веку: они могут преобразить запахи дома или квартиры, превратив их в ароматы ботанического сада, изменяющиеся с каждым днем. Трудно сказать, насколько много положительных качеств имеют крупно-цветковые каттлеи. Нет и двух похожих цветков, которые крупны, эффектны, очаровательны лавандовыми оттенками - точно также как и среди людей не бы-вает двоих одинаковых. Каттлеи - одни из самых женственных цветов во всем царстве орхидей, с нежной, сверкающей, хрупкой чувственностью. Разные крупноцветковые каттлеи цветут круглый год и все - с восхитительными арома-тами. Если Вы действительно знаете их запах, они подскажут вам время года и иногда даже день недели.

 

Я думаю, самый большой комплимент который крупноцветковые каттлеи получили - то, что в большинстве стран, где они растут в диком виде, их при-знали национальным цветком. Есть государства, где произрастают тысячи орхи-дей, где немало их своеобразных родов, но все же национальным цветком Ве-несуэлы была выбрана Cattleya mossiae, а национальным цветком Колумбии - Cattleya trianaei, а никак не виды Phragmipedium, Sobralia или Miltoniopsis.

 

Крупноцветковую каттлею всегда называли королевой мира орхидеи и, после прохождения через два столетия популярности, королева все еще правит. Из года в год, изо дня в день - все с тем же дружественным изяществом и беско-нечной красотой.

 

ОБ ОДНОМ ОРХИДНОМ МИФЕ

 

Многие слышали историю, о том что Cattleya labiata была обнаружен слу-чайно, когда прибыла в Англию в виде упаковочного материала для некоторых папоротников. Вильям Каттлей, с которого история и началась, выбросил упа-ковочный материал под лабораторный стол в своем домашней оранжереи и в один прекрасный день “упаковочный материал” зацвел как Cattleya labiata.

 

Этот миф вырос из статьи, состряпанной в 1893 г. Фредериком Бойлем и озаглавленной: “Потерянная Орхидея”. В ней Бойль написал с типичным анг-лийским юмором, что Вильям Свэнсон - первооткрыватель Cattleya labiata, - вероятно не помнил себя, тем более - место, где Cattleya labiata росла и что “орхидеи, падавшие на его пути, вероятно были собраны в отдаленных местах каким-то бродягой, умершим в Рио-де-Жанейро. Свэнсон собрал их и использовал, чтобы упаковать свои лишайники.” В 1893 г., никто действительно не знал, где Свэнсон собрал Cattleya labiata, но к бойлевской абсурдной сплетне будущие авторы отнесутся серьезно и раздуют её, сделав из мухи слона. “Слон” прожил до 1900 г., когда обнаружи-ли и прочитали свэнсоновский письменный отчет с фактами о его поездке через Бразилию в 1817 и 1818 гг. Оказалось, Свэнсон обнаружил Cattleya labiata в бразильском Пернамбуку, а не в Рио-де-Жанейро, и, как он написал - видел орхидеи в полном цвету, а потому представлял их ценность. Он знал также, что Вильям Каттлей хотел бы их заполучить, и Каттлей впоследствии нежно заботился о растениях по их прибытию в Барнет, а не швырял их под стол.

 


ФОРУМ
ФОРУМ
ФОРУМ
ФОРУМ
ФОРУМ
http://www.bochonok.ru/

ГЛАВНАЯ - АРХИВ ФОРУМА - ФОРУМ "ОРХИДЕИ" - ФОРУМ "ТИЛЛАНДСИИ" - ФОРУМ "ЭКЗОТИЧЕСКИЕ РАСТЕНИЯ" - ФОРУМ "ОРХИДАРИУМЫ" - КУПЛЮ-ПРОДАМ - О ПРОЕКТЕ

Copyright© 2004-2010. CLUB "EPIPHYTE". All rights reserved.

Подробности внутренние авиалинии тайланда на нашем сайте.

liveinternet.ru Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru